Ингибитор PARP уменьшает опухоли у пациентов с раком поджелудочной железы с мутациями: исследование фазы II показывает, что рукапариб помог контролировать рост рака у пациентов с BRCA или PALB2

Рукапариб – таргетная терапия в форме таблеток – в настоящее время одобрена U.S. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов в качестве поддерживающей терапии для пациентов с рецидивирующим раком яичников и маточных труб и раком простаты, но не раком поджелудочной железы.
«Это еще один шаг вперед для ингибиторов PARP и для лечения трудноизлечимых опухолей поджелудочной железы», – сказал Ким Рейсс, доктор медицины, доцент кафедры гематологии-онкологии Медицинской школы Перельмана Пенна и ведущий автор исследования. "Это безопасный вариант, который не только может поддерживать ответ, но и сокращать опухоли поджелудочной железы, а в некоторых случаях обеспечивать полный ответ для тех, кто несет эти мутации."

Семидесятилетний Арнольд Саймон, которому в 2016 году впервые был поставлен диагноз метастатический рак поджелудочной железы, а позже обнаружил, что у него мутация BRCA2, является одним из таких пациентов. Один из первых участников исследования, Саймон принимал рукапариб более трех лет.

С тех пор все его последние 16 компьютерных томографов были четкими, без признаков активного рака.
«Самым большим преимуществом приема ингибитора PARP является то, что это только таблетки, а побочные эффекты минимальны», – сказал Саймон. "Мне не нужно ложиться и сидеть, и мне на шесть часов капают химию. Насколько я понимаю, для меня нет ничего лучше, чем то, что я сейчас использую."

Рукапариб является вторым ингибитором PARP, который показал пользу у пациентов с раком поджелудочной железы и мутациями BRCA зародышевой линии, и первым продемонстрировал эффективность у пациентов с мутациями PALB2 зародышевой линии и соматическими мутациями в BRCA. Лидия Хенсон, 56-летняя пациентка, у которой в 2014 году был диагностирован метастатический рак поджелудочной железы, в течение многих лет лечилась химиотерапией, прежде чем обнаружила, что у нее мутация PALB2, что привело ее к исследованию ACC.

Она принимала ингибитор PARP в течение 18 месяцев без признаков активного рака.

Из 42 пациентов с распространенным раком поджелудочной железы, оцененных в исследовании, у 12 был частичный ответ, а у трех – полный ответ.

Уровень контроля заболевания – который определяется как общее количество пациентов, у которых наблюдается полный ответ, частичный ответ или стабильное заболевание – составил 66.7 процентов при среднем времени 17.3 месяца. Средняя выживаемость без прогрессирования составила 13.1 месяц, а общая выживаемость составила 23.5 месяцев.

На дату окончания исследования восемь пациентов остались живы и находились под активным наблюдением более двух лет после начала приема рукапариба, из которых у четырех не наблюдалось прогрессирования заболевания. Из трех пациентов с полным ответом двое продолжают продолжать лечение по прошествии более года, включая Хенсона.
Рукапариб также показал пользу у пациентов с ацинарной и плоскоклеточной карциномой поджелудочной железы, что еще больше расширило популяцию, для которой эти препараты могут быть использованы.

От рака поджелудочной железы в США ежегодно умирает больше людей, чем от рака любого другого типа, кроме рака легких и колоректального рака, несмотря на то, что на него приходится только около трех процентов новых случаев рака в год. Всего 10 процентов пациентов выживают с болезнью пять лет. От шести до восьми процентов пациентов с раком поджелудочной железы имеют мутацию BRCA или PALB2.

Исследование основано на предварительных данных промежуточного анализа испытания, представленного в 2019 году на ежегодном собрании Американской ассоциации исследований рака.
«Эти последние результаты показывают нам еще один эффективный и менее токсичный вариант поддерживающей терапии для пациентов с раком поджелудочной железы, – сказала старший автор исследования Сьюзан Домчек, доктор медицинских наук, исполнительный директор Basser Center for BRCA в Пенсильвании, – и подчеркивает важность генетического консультирования и тестирование, которое потенциально может направить курс лечения в лучшую сторону."

Соавторы Пенна – Розмари Мик, Марк Х. О’Хара, Урсина Тейтельбаум, Томас Карашич, Чарльз Шнайдер, Стейси Кауден, Трейси Саутвелл, Джанаэ Ромео, Наталья Изгур, Зайн М. Ханнан, Рашми Тондон, Кэтрин Натансон, Роберт Х. Vonderheide, Макс М. Ваттенберг и Грегори Битти.

Оставьте комментарий